a64408b1     

Блок Александр - Пузыри Земли (Сборник)



Александр Блок
Пузыри земли
(1904-1905)
------------------
...
"На перекрестке"
Болотные чертенятки ("Я прогнал тебя кнутом...")
"Я живу в отдаленном скиту"
Твари весенние ("Золотисты лица купальниц...")
Болотный попик("На весенней проталинке...")
"На весеннем пути в теремок..."
"Полюби эту вечность болот..."
"Белый конь чуть ступает усталой ногой..."
"Болото - глубокая впадина..."
Старушка и чертенята ("Побывала старушка у Троицы...")
"Осень поздняя. Небо открытое..."
Эхо ("К зеленому лугу...")
Пляски осенние ("Волновать меня снова и снова...")
...
------------------
Пузыри земли
(1904-1905)
Земля, как и вода, содержит газы,
И это были пузыри земли.
Макбет
...
* * *
На перекрестке,
Где даль поставила,
В печальном весельи встречаю весну.
На земле еще жесткой
Пробивается первая травка.
И в кружеве березки -
Далеко - глубоко -
Лиловые скаты оврага.
Она взманила,
Земля пустынная!
На западе, рдея от холода,
Солнце - как медный шлем воина,
Обращенного ликом печальным
К иным горизонтам,
К иным временам..
И шишак - золотое облако -
Тянет ввысь белыми перьями
Над дерзкой красою
Лохмотий вечерних моих!
И жалкие крылья мой -
Крылья вороньего пугала -
Пламенеют, как солнечный шлем,
Отблеском вечера...
Отблеском счастия...
И кресты - и далекие окна -
И вершины зубчатого леса -
Всё дышит ленивым
И белым размером
Весны.
5 мая 1904
БОЛОТНЫЕ ЧЕРТЕНЯТКИ
А.М.Ремизову
Я прогнал тебя кнутом
В полдень сквозь кусты,
Чтоб дождать здесь вдвоем
Тихой пустоты.
Вот - сидим с тобой на мху
Посреди болот.
Третий - месяц наверху -
Искривил свой рот.
Я, как ты, дитя дубрав,
Лик мой также стерт.
Тише вод и ниже трав -
Захудалый черт.
На дурацком колпаке
Бубенец разлук.
За плечами - вдалеке -
Сеть речных излук...
И сидим мы, дурачки, -
Нежить, немочь вод.
Зеленеют колпачки
Задом наперед.
Зачумленный сон воды,
Ржавчина волны...
Мы - забытые следы
Чьей-то глубины...
Январь 1905
* * *
Я живу в отдаленном скиту
В дни, когда опадают листы.
Выхожу - и стою на мосту,
И смотрю на речные цветы.
Вот - предчувствие белой зимы
Тишина колокольных высот...
Та, что нынче читала псалмы, -
Та монахиня, верно, умрет.
Безначально свободная ширь,
Слишком радостной вестью дыша,
Подошла - и покрыла Псалтирь,
И в страницах осталась душа.
Как свеча, догорала она,
Вкруг лица улыбалась печаль
Долетали слова от окна,
Но сквозила за окнами даль.
Уплывали два белых цветка -
Эта легкая матовость рук.
Мне прозрачная дева близка
о золотистую осень разлук.
Но живу я в далеком скиту
И не знаю для счастья границ
Тишиной провожаю мечту
И мечта воздвигает Царицу.
Январь 1905
ТВАРИ ВЕСЕННИЕ
(Из альбома "Кindisch" (1) Т. Н. Гиппиус)
Золотисты лица купальниц.
Их стебель влажен.
Это вышли молчальницы
Поступью важной
В лесные душистые скважины.
Там, где проталины,
Молчать поведено,
И весной непомерной взлелеяны
Поседелых туманов развалины.
Окрестности мхами завалены.
Волосы ночи натянуты туго на срубы
И пни.
Мы в листве и в тени
Издали начинаем вникать в отдаленные трубы.
Приближаются новые дни.
Но пока мы одни,
И молчаливо открыты бескровные губы.
Чуда! о, чуда!
Тихоиъко дым
Поднимается с пруда. . .
Мы еще помолчим.
Утро сонной тропою пустило стрелу,
Но одна - на руке, опрокинутой в высь,
Ладонью в стволистую мглу -
Светляка подняла... Оглянись:
Где ты скроешь зеленого света ночную иглу?
Нет, светись,
Светлячок, молчаливой понятный?
Кусочек света,
Клочочек рассвета...
Бу



Назад