a64408b1     

Блок Александр - Город (Сборник)



Александр Блок
ГОРОД
(1904-1908)
...
Последний день
Петр
Поединок
Обман
"Вечность бросила в город"
"Город в красные пределы"
"Я жалобной рукой сжимаю свой костыль"
Гимн
"Поднимались из тьмы погребов"
"В высь изверженные дымы"
"В кабаках, в переулках, в извивах"
"Барка жизни встала"
"Улица, улица"
Повесть
Песенка ("Она поет в печной трубе")
"Я вам поведал неземное"
Невидимка
Митинг
"Вися над городом всемирным"
"Еще прекрасно серое небо"
"Ты проходишь без улыбки"
Перстень-страданье
Сытые
"Лазурью бледной месяц плыл"
"Твое лицо бледней, чем было"
Незнакомка ("По вечерам над ресторанами")
"Там дамы щеголяют модами"
"Передвечернею порою"
Холодный день
В октябре
С вечеру вышло тихое солнце"
"Ночь. Город угомонился"
"Я в четырех стенах - убитый"
Окна во двор
"Хожу, брожу понурый"
Пожар
"На серые камни ложилась дремота"
"Ты смотришь в очи ясным зорям"
На чердаке
Клеопатра
Не пришел на свиданье
...
------------------
ГОРОД
(1904-1908)
...
ПОСЛЕДНИЙ ДЕНЬ
Ранним утром, когда люди ленились шевелиться,
Серый сон предчувствуя последних дней зимы,
Пробудились в комнате мужчина и блудница,
Медленно очнулись среди угарной тьмы.
Утро копошилось. Безнадежно догорели свечи,
Оплывший огарок маячил в оплывших глазах.
За холодным окном дрожали женские плечи,
Мужчина перед зеркалом расчесывал пробор в волосах.
Но серое утро уже не обмануло:
Сегодня была она, как смерть, бледна.
Еще вечером у фонаря ее лицо блеснуло,
В этой самой комнате была влюблена.
Сегодня безобразно повисли складки рубашки,
На всем был серый постылый налет.
Углами торчала мебель, валялись окурки, бумажки,
Всех ужасней в комнате был красный комод.
И вдруг влетели звуки. Верба, раздувшая почки,
Раскачнулась под ветром, осыпая снег.
В церкви ударил колокол. Распахнулись форточки
И внизу стал слышен торопливый бег.
Люди суетливо выбегали за ворота
(Улицу скрывал дощатый забор).
Мальчишки, женщины, дворники заметили что-то,
Махали руками, чертя незнакомый узор.
Бился колокол. Гудели крики, лай и ржанье.
Там, на грязной улице, где люди собрались,
Женщина-блудница - от ложа пьяного желанья
На коленях, в рубашке, поднимала руки в высь..
Высоко - над домами - в тумане снежной бури,
На месте полуденных туч и полунощных звезд,
Розовым зигзагом в разверстой лазури
Тонкая рука распластала тонкий крест.
3 февраля 1904
ПЕТР
Евг. Иванову
Он спит, пока закат румян.
И сонно розовеют латы.
И с тихим свистом сквозь туман
Глядится Змей, копытом сжатый.
Сойдут глухие вечера,
Змей расклубится над домами
В руке протянутой Петра
Запляшет факельное пламя.
Зажгутся нити фонарей,
Блеснут витрины и троттуары.
В мерцаньи тусклых площадей
Потянутся рядами пары.
Плащами всех укроет мгла,
Потонет взгляд в манящем взгляде.
Пускай невинность из угла
Протяжно молит о пощаде!
Там, на скале, веселый царь
Взмахнул зловонное кадило,
И ризой городская гарь
Фонарь манящий облачила!
Бегите все на зов! на лов!
На перекрестки улиц лунных!
Весь город полон голосов
Мужских - крикливых, женских -
струнных!
Он будет город свой беречь,
И, заалев перед денницей,
В руке простертой вспыхнет меч
Над затихающей столицей.
22 февраля 1904
ПОЕДИНОК
Дни и ночи я безволен,
Жду чудес, дремлю без сна.
В песнях дальних колоколен
Пробуждается весна.
Чутко веет над столицей
Угнетенного Петра.
Вечерница льнет к деннице,
Несказанной вечера.
И зарей - очам усталым
Предстоит, озарена,
За прозрачным покрывалом
Лучезарная Жена...
Вд



Назад