a64408b1     

Бляхин Павел - Красные Дьяволята



П.Бляхин. Красные дьяволята
НАБЕГ
Темная южная ночь тихо таяла. Бледнели и гасли звезды. За черной
полосой леса розовел восток. Словно огромная чаша горячего борща,
курилась туманами жирная украинская земля. Приближалось утро.
Но село Яблонное все еще спало крепким мужицким сном. Дремал даже
старик-сторож, стоя у дверей церкви с колотушкой под мышкой. Вокруг
все было тихо и спокойно, как в доброе старое время. Только
неугомонные петухи певуче перекликались из конца в конец беспечного
села.
Ой, не спать бы вам в эту ночь, мужики!..
На опушке леса на горячем вороном коне появился маленький всадник в
мохнатой папахе, заломленной на затылок. Приподнявшись на стременах,
он, как вор, огляделся по сторонам. Хищное лицо его с черными колючими
глазками настороженно вытянулось, ноздри раздулись, словно у хорька,
почуявшего дичь. Он вдруг выхватил шашку и со свистом рубанул ею
воздух.
- Гей, за мной, хлопцы!
Из леса тотчас вылетел отряд конников и, веером рассыпавшись по
широкому полю, ринулся на село.
Тяжело загудела земля. Стаи испуганных птиц взвились к небу.
Церковный сторож уронил колотушку и в страхе перекрестился:
- Що такэ, матерь божья? Ратуйтэ, православные!..
Но уже было поздно: стреляя на скаку, лавина всадников с диким воем
и свистом неслась по улицам злосчастного села. Захваченные врасплох
селяне в панике выбегали из хат и тут же падали, сраженные пулями или
зарубленные шашками. Бандиты не щадили ни стариков, ни женщин, ни
детей.
- Бей! - бабьим голосом визжал маленький всадник, размахивая
шашкой.
Бандиты врывались во дворы и хаты, грабили пожитки, свертывали
головы гусям и курам, угоняли овец и коров.
Но, странное дело, хаты кулаков и деревенских богатеев налетчики не
трогали. Не тронули и дом священника отца Павсикакия.
Вскоре пламя пожарища озарило страшную картину разгрома.
Верный своему долгу, старик-сторож поднялся на колокольню и ударил
в набат.
Маленький всадник, видимо, атаман шайки, помчался к церкви. За ним
скакали длинный, как жердь, бандит с помятым цилиндром на голове и
мрачный рябой детина с обрезом за спиной...
Набат гудел, усиливая тревогу, призывая на помощь...
В церкви уже орудовали грабители: они рвали на части парчовые ризы,
обдирали золотые иконы, набивали сумки церковной утварью.
Атаман шайки на всем скаку ворвался в распахнутые настежь двери
храма.
- Вон! Сто чертив вашему батьку! - заорал он, награждая своих
соратников ударами плети. - Вон, а то рубать буду!
Ворча и ругаясь, бандиты бежали к выходам.
В алтаре из-под престола выскочил перепуганный насмерть священник.
С крестом в руках он подбежал к атаману и приложился к его ноге, как к
иконе:
- Отец родной... батька наш... дай тебе боже доброго здоровья! Спас
дом божий...
- Но-но, нечего мед разливать, - проворчал атаман, поворачивая коня
к выходу. - Своих попов мы не трогаем, пригодятся.
Поп чуть не захлебнулся от восторга и преданности;
- Да боже ж мий!.. Да я... да мы...
- Ну и баста! - отрезал бандит. Шутя хлестнул попа плетью по спине
и вылетел из церкви.
Поп почесал ушибленное место, истово перекрестился.
- Слава тебе, господи, слава тебе!.. Вот, собака!
Набат внезапно оборвался...
Два бандита с трудом оторвали старика-сторожа от колокола, схватили
его за ноги и за руки, бросили с колокольни. Он упал под ноги вороного
коня. Конь шарахнулся в сторону, едва не выбив из седла атамана.
Глянув на убитого старика, он расхохотался;
- Что, дозвонился, старый пес?
В этот момент к атаману подлетел



Назад