a64408b1     

Блинов Н & Лубянский Ю - Солнца Сильнее



Н.Блинов, Ю.Лубянский
Солнца сильнее
Николай откинул прозрачный колпак машины и выбрался на дорогу. После
искусственной свежести больничного воздуха закружилась голова. Крупные
капли дождя с глухим шумом падали на мокрый бетон шоссе и взрывались
легкими фонтанчиками. По обочине, кружа и переворачивая на быстринах
листья берез, мчался поток.
Николай подошел к старой придорожной иве и долго слушал однообразный
шум дождя. Тяжелые тучи двигались медленно, и казалось невероятным, что за
их сплошной серой пеленой кроется прозрачная синева неба. Вокруг было тихо
и пусто. Он стоял, прислонившись к мокрому шершавому стволу дерева, взгляд
бесцельно скользил по мокрой земле.
Черный рогатый жук с радужным отливом на крыльях карабкался по крутому
склону. Струйки воды мешали жуку, но он упрямо двигался вверх. Вода снова
и снова сбрасывала его назад, и он падал на спину, беспомощно шевеля
лапками. После нескольких неудачных попыток жук повернул в сторону.
- Эх, ты! - сказал Николай жуку и протянул ему сухую ветку. Жук тотчас
ухватился за нее четырьмя передними лапками, и Николай забросил его вместе
с веткой далеко в поле.
Резкое движение словно разорвало безмолвие. В уши ворвался свист
проносящегося мимо грузовика. Николай вздрогнул, ожило воспоминание.
Вспомнил все снова.
Был такой же серый день. Мелкий дождь пятнал асфальт темными рябинками.
У входа в лабораторию на мокрых песчаных дорожках переступали розовыми
лапками голуби и прыгали голенастые воробьи.
На этот раз предстояло получить первую партию деталей из перестроенного
металла. Когда заканчивали последние приготовления к пуску установки,
новый лаборант Митя неожиданно подсунул ему под руку паяльную лампу. Рука
до локтя покрылась волдырями.
- Вы не могли выбрать более подходящего момента? - сказал он
испуганному Мите, морщась от боли.
Впрочем, он давно мог бы доверить все Инке и Бахову, но каждый раз
убеждал себя, что его присутствие необходимо. Инка уговорила его, она
всегда умела это делать. И он уехал в больницу.
Сестра уже заканчивала перевязку, когда его вызвали к телефону.
- Это вы, Бахов? В чем дело? - крикнул он в трубку, стараясь держать
обожженную руку так, чтобы не распустились бинты, которые не успела
завязать сестра.
Чей-то незнакомый голос бился в трубке:
- Николай, слушай, у нас беда!
- Что, Митя снова кого-нибудь поджарил? - попробовал пошутить он. Боль
в руке мешала сосредоточиться. - Кто у телефона?
И в то же мгновение он понял, что говорит Инка. Голос был таким
незнакомым, что Николай испугался.
- Что случилось? Инка, это ты?..
- В седьмом отсеке фильтров радиация резко возросла, - она говорила,
торопясь и глотая слова. - Температура стенок быстро поднимается...
- Спокойно, главное, спокойно. Давай по порядку!
- Десять минут назад в седьмом отсеке неожиданно возросла радиация. -
Она говорила теперь более связно, успокоенная его тоном. - Счетчики
показывают рассеянное нейтронное излучение, проникающее в шестой и восьмой
отсеки. Интенсивность потока плазмы упала...
Это было серьезно.
- Может быть, приборы? - сказал он с надеждой.
- Нет, мы проверили. Связь искажена. Приборы работают нормально.
- Слушай меня внимательно, - заговорил он быстро, стараясь представить
себе, что происходит сейчас там, на другом конце провода. - Необходимо
прежде всего проверить блоки. Я выезжаю!
- Мы пробовали. Ничего не получилось... Что это, Коля?
"Что это? Хотел бы я сейчас знать, что это".
А в трубке раздавалось:
- Видимо, что-то наруш



Назад