a64408b1     

Битов Андрей - 'дайте Времени Поговорить Его Языком' (Интервью)



Андрей Битов
"Дайте времени поговорить его языком..."
(интервью)
- Андрей Георгиевич, вы много размышляли и писали о времени.. И смена
исторических эпох, выраженная в том числе и цифрами, по-моему, никогда не
казалась вам условностью...
- Конечно, смена века - не условность. Меня очень занимал этот переход, и
я к нему готовился. Не рассчитывал, как бы дожить, - по молодости лет не
можешь же себе представить, что тебе будет за шестьдесят. Но, в общем, я ждал
этого перехода через нули и по этому поводу что-то делал. Поставил себе
задачи, как стахановец, и, как ни странно, выполнил эти задачи. Одна - это
памятник зайцу, который перебежал дорогу Пушкину в Михайловском. Я этим
памятником всем надоел: хотел, чтобы он появился ровно в канун перехода. А
вторая: отметить пятого января 2001 года - пятидесятилетие смерти Платонова,
который, при некотором воображении, может представиться писателем будущего.
- А когда появился памятник зайцу?
- Единственная дата, которую по сей день не пересчитали по новому стилю, -
14 декабря. Я пересчитал, получается 26 декабря, как раз на Рождество. И вот я
на Сочельник 2000 года назначил памятник зайцу - к 175-летию декабристов и
юбилейной дате Пушкина. Конечно, возмущения это вызвало много, в том числе и в
отношении к декабристам. Либерального возмущения, и пушкиноведческого
возмущения, и православного - от РПЦ, значит... Вот как уха-то нет у людей! Да
что ж такое, у них только что КГБ было, а они РПЦ называются! Господь
наказывает бесчувствием к языку. О таком же случае мне рассказывала вторая
жена. Она училась в школе уже после смерти Сталина, учительница пришла в класс
и говорит: "Поздравляю вас, дети, введено новое сокращение - ВОСР, то есть
Великая Октябрьская социалистическая революция"...
Так вот, противников этого зайца было много, и спасибо директору
Михайловского заповедника Георгию Василевичу: открытие памятника - это была
его заслуга. На него было большое давление, но он оказался человеком слова.
Для меня это было вопросом принципа, идеи - для него это был вопрос жизни. Во
всяком случае, памятник в Михайловском стоит. А смысл этого памятника, как я
со своими амбициями считаю, может доходить еще достаточно долго. Как такое
маленькое дао. Ну, и потом, традиция парковой архитектуры не нарушена: копия
верстового столба, ничего лишнего.
- А почему церковь была против?
- А они где захотят, там беса и увидят. К тому же я жидомасон. По спискам.
А РПЦ почему-то верит этим спискам. В общем, Бог с ними, грех во время поста
даже жалкому гневу предаваться. Зайчик стоит - пусть думают, зачем. Это вам не
кот ученый, это серьезная вещь! Над ней надо очень долго думать. Я полвека
думал, с детских лет. И сейчас с амбицией говорю, цитируя Тома Сойера: не
всякому мальчику доверят красить забор в воскресенье. Другие не сделали - я
сделал. Конечно, с помощью других людей: один это не осилишь.
- Вы объясняли его как памятник выбору?
- Конечно, выбору: Пушкин собрался, его что-то толкает, у него же
интуиция. Ну, и соскучился в Михайловском, истосковался, да написал кучу, мало
ли чего хочется... Что-то его толкало к Петербургу. Да еще царь помер.
Потом... зайчик остановил. Не поехал. А так бы, как царю откровенно признался,
конечно, был бы на Сенатской площади. Куда ж деваться? А тогда был бы и в
Сибири - и история была бы другая. Странное дело: какой-то титулярный
советник, ерунда собачья, а история России могла бы поменяться оттого, что
Пушкин стал бы декабристом... Он вс



Назад