a64408b1     

Бирюк Александр - Сумасшедший



Александр БИРЮК
СУМАСШЕДШИЙ
Целый месяц уже минул с того памятного дня, когда в газетах появилось
сообщение о гибели американской экспедиции на Марс. Вернее, напрямую о
гибели не говорилось, речь шла лишь о потере связи с ракетой, которая
находилась на полпути к Марсу. Но в момент потери связи астрономы
зафиксировали яркую вспышку именно в той части неба, где по расчетам должна
была находиться ракета.
Вспышка - это еще не доказательство, но несмотря на попытки придать
сообщениям оптимистический тон, можно было понять, что ни ракеты, ни
космонавтов Земля больше не увидит. Посылать спасательный корабль к
обломкам - значило зря стараться. Наверняка обломки рассеяло взрывом во все
стороны, а современная ракетная техника еще не достигла того уровня, чтобы
метаться по огромному пространству и искать классическую иголку в стоге
сена. Это было немыслимо, и поэтому американцы утешали весь мир и, в первую
очередь себя, тем, что если космонавты все-таки живы, то в течение двух
месяцев - столько позволяла расчетная автономность корабля - можно
надеяться на то, что они наладят радиостанцию и выйдут на связь.
Конечно, это трагедия, но тогда она лично меня особенно не тронула.
Они знали, на что идут, рассуждал я, и потому гибель космонавтов для меня
была не более ужасна, чем, например, смерть электрика от тока. Вполне
профессиональная смерть! Но у космонавта в этом смысле имеется очевидное
преимущество - ведь погибший электрик далеко не всегда становится героем
человечества. Так что, поразмышляв на эту тему еще некоторое время, я
отложил газету и занялся своими обыденными делами.
Я работал грузчиком на большом заводе, а перед началом смены у
грузчиков всегда есть свободный часок для того, чтобы прийти в форму,
покурить, поболтать, а кой-кому и вздремнуть после бессонной ночи.
В то памятное утро все дружно принялись обсуждать подробности гибели
американской экспедиции. Несмотря на разницу в интересах, всех одинаково
волновали космические тайны и трагедии. Никто не прилег вздремнуть - все
размахивали руками и газетами, домысливали детали происшествия, делали
выводы и яростно спорили друг с другом.
- Так им и надо! - выкрикивал со своей скамейки Дед Карло. - Бог их и
наказал. Предлагали же совместно лететь! Не пожелали господа американцы с
нами дело иметь - получите по заслугам!
- Думай, что мелешь, Дед! - возразил Коротышка Павлик. - Станет Бог за
нас, безбожников заступаться!
- А он не делит на безбожников и божников! - орал Карло. - Он делит по
справедливости!
С ними был несогласен беспокойный лысый грузчик по прозвищу Профессор.
- Чушь все собачья! - жестко отрезал он. - Метеор их накрыл, и дело с
концом.
- Правильно! - поддержал его Павлик, дымя уже третьей за утро
папиросой. - Разве все и так неясно? По собственной неосторожности
взорваться они не могли, в этой ракете наверняка сидели парни помозговитей
нас всех вместе взятых. И уж наверное их техника безопасности - не чета
нашей!
В закутке притаился молодой, но уже по-старчески мнительный Профиль.
Вообще-то его звали Павликом, но, так как один Павлик уже имелся, то среди
нас право на свое имя он потерял. Профиль сидел с газетой в руках и слушал
высокоученые споры своих коллег.
А вскоре в раздевалку заявился один из многочисленных наших
начальников и погнал нас всех наконец на работу. Первым выскочил Коротышка
Павлик, за ним потянулись остальные; мы с Профилем замыкали шествие.
- Ты что это такой угрюмый сегодня? - спросил я его, когда мы вышли



Назад